Надо, ребята, чтобы я сначала протрезвел

Виной всему оказалось любопытство. Ну и еще тяга к общению, конечно. Долгое время глядя то направо, то налево, Наташа и Гоша решили, что о тех, кого они видят вокруг себя, нужно непременно поведать всему миру. Так, собственно, и возник интернет-проект kurok_moscow, рассказывающий обо всех, кто по воле случая оказался в районе метро Курская. Что из всего этого получилось? Об этом МОСЛЕНТА поговорила с Натальей. Мы публикуем ее монолог и фрагменты некоторых историй, опубликованных в рамках проекта.

«Когда все это началось? Четыре года назад, когда я устроилась на работу в организацию, офис которой расположен на территории Центра дизайна Artplay. Именно здесь и на близлежащих улицах я стала проводить большую часть своей жизни.

Мне однажды один приятель сказал: «Если бы в Москве был свой Монмартр, он бы располагался в районе Курской». Это правда. Тут потрясающее количество учебных заведений, полно студентов, каких-то креативных персонажей — архитекторов, дизайнеров, этаких «гениев места», о которых никто не знает…

Мне стало обидно. О Москве есть куча замечательных краеведческих блогов, рассказывающих про архитектуру, историю. Но нет ни одного проекта, говорящего о людях».

Альберт Жуков, грузчик ARTPLAY.

(из блога kurok_moscow)

По «Артплею» ходят слухи, что вы якобы заминировали Курский вокзал.

Не Курский вокзал, а метро «Курская». Но вы только в интернет это не выкладывайте. У меня много подруг, они могут неправильно понять. Подумают еще, что я террорист какой.

Я в личный блог только. Подруги не узнают. А как это было?

Ну, я выпил. И поссорился с женой. И сказал ей в сердцах: вот пойду щас и метро заминирую. Позвонил 02 и сказал, что заминировал метро «Курская».

А как это могло повредить жене? Она куда-то ехать должна была с «Курской»?

Нет. Ну я просто хотел на ее чувствах поиграть. Проверить ее, повелась бы она на это или нет.

Так, и дальше что?

Ну что, меня по телефону вычислили да и все. Приехали и забрали.

То есть вы с мобильного звонили?

Почему с мобильного? С домашнего.

И во что это вылилось?

В суд меня водили. Во что это еще могло вылиться? На суде я сказал, что пошутил. Я что, похож на террориста? Я простой мужик. И никого не хотел напугать, кроме жены.

А жена во время вашего звонка что делала? Как она отреагировала?

А жена ушла куда-то по делам.

А вы с ней потом помирились?

Ну да.

А что она сказала по поводу вашего поступка?

Да ничего не сказала.

То есть зря минировали метро?

Выходит, что зря.

«Впервые я увидела Гошу в клипе Аигел «Татарин» и подумала: о, какой клевый, надо познакомиться. Ну и познакомилась. А когда увидела, как он фотографирует, сразу же предложила делать совместный проект — что-то вроде Humans of New York, популярного в Facebook (у него около 18 миллионов подписчиков!), но про обитателей Курской. Гоша, кстати, живет в этом же районе, на улице Казакова, около «Гоголь-центра». Так что все прямо-таки совпало.

Москвичи ли мы сами? Да не совсем, скажем так, натурализованные. Я приехала в 2003 году из Екатеринбурга, а Гоша перебрался в столицу из Пушкино».

Владимир Павлович, бездомный

(из блога kurok_moscow)

98d95b2b989b7d538ac36e309267251cf6324508

Авторы интернет-проекте kurok_moscow Наташа Рубина и Гоша Бергал

Фото: kurok_moscow

Моя жизнь сложилась так: познакомился я со второй женой (Краснодон город, Луганской области). Потом уехал к ней домой в Волгоград. 38 лет вместе прожили — и я стал не нужен.

Она вас выгнала?

Да. У нее же от первого мужа дочь, внуки… Вот так, ребята.

Как вы в Москве очутились?

Я 12 лет работал в охране в Некрасовке.

А как на Курском вокзале оказались?

Приехал. И все. Ребятки тут дают то пирожок, то то…

А где вы спите?

В электричке. До Крутой.

У вас есть еще родственники, кроме второй жены? Вы не пытались с ними связаться?

У меня телефон украли. Контакты пропали, а я не помню ничего.

А обедаете где?

Да много где. Тут есть где. Дают. Соцзащита приезжает в верхний парк.

Вас не обижают?

Не! Я старый уже. Вы что?

То есть можно нормально существовать?

Да не, какой нормально… Посмотрите на меня! Я как гляну на себя в зеркало у кафе — ужаснусь!

А сколько вам лет?

  1. Из них месяц я здесь.

Какие у вас дальнейшие планы?

Приведу себя в порядок. Все это скину с себя, переоденусь. Поеду на «Красные Ворота». И пойду назад в охрану. У меня документы есть, лицензия есть.

И паспорт есть?

А вы как думали?

И когда пойдете?

Надо, ребята, чтобы я сначала протрезвел. Тогда и наведу порядок.

«Поначалу меня очень волновал вопрос: как заставить человека быть предельно откровенным, сколько времени с ним для этого нужно провести? Но когда мы с Гошей стали этим заниматься, я поразилась, насколько незнакомые люди готовы раскрываться. Они рассказывали и рассказывают нам совершенно потрясающие истории из своей жизни.

Где мы берем своих героев? Кого-то знаем лично, с кем-то случайно знакомимся, кого-то нам рекомендуют. Мы разговариваем с бомжами, бабушками у подъездов, пообщались вот с основателем группы Jah Division Герой Моралесом, живущим в Сыромятниках. Иногда нам попадаются совершенно уникальные люди. Моя любимая история — от известного татуировщика Кирилла Григорьева, рассказавшего нам про рождение своего сына. Это совершенно разорвало мне мозг. И, конечно, очень вдохновляет, когда люди говорят о том, как идут к своей мечте».

Кирилл Григорьев, татуировщик

(из блога kurok_moscow)

История начинается с того, как я познакомился с девушкой. Я работал по ночам в тату-студии. И вот одна из таких ночей уже почти закончилась, я поехал домой, но в четыре-пять утра мне пишет девушка, что хочет татуировку на заднице, на что я ответил ей: заезжай за мной на такси, а от меня уже поедем в студию. Все так и произошло, она приехала (я подумал — ого, это даже не фейк), набил ей татуировку там, где она хотела, потом мы поехали к ней и просто гуляли, а через двое суток у нас был первый секс. Мы начали встречаться, но ругались каждую неделю, потому что на выходных я бухал, и ко мне приходили мысли «зачем мне все это надо?», но в понедельник мы опять мирились. Через четыре месяца мы подумали и решили, что хотим завести ребенка. И тут началось: мы сутками не вылезали из постели. (…) Потом мы расстались. Уже октябрь, я иду рано утром от какой-то девицы домой, думаю о том, как я сейчас похаваю в Маке, мне приходит СМС, я достаю телефон и читаю: «Кирилл, я беременна». В этот момент начался дождь. Мы встретились, все обговорили, решили, что оба хотим строить семью. Я хотел сдать на водительские права, замутил денег и уже был готов пойти, но моя девушка была беременна и переживала сильный стресс. Я решил, что она важнее. Покупаю кольцо, надеваю пиджачок, туфли и еду к ней (от нее до меня ехать пять часов)…

Спустя время моя девушка начала жестко ревновать, мы долго не общались и не виделись, потом случилось так, что меня положили в дурку. Когда меня выпустили, мне отдали мои вещи и телефон, в котором была СМС: «Пошел ты…! Мы больше не увидимся! Кольцо я тебе верну!»

Мы созванивались иногда, она рассказывала, как проходит ее беременность. В итоге я перебрался в Москву, нашел работу, появилась какая-то стабильность. Как-то раз мы едем с моим другом в Мытищи за девчонками. Я сижу в тачке, бухаю шампейн и получаю СМС: «Кирилл, поздравляю, у тебя родился сын». В тот момент у меня первый раз случилось такое сильное потрясение — пришло осознание того, что я теперь отец, которое не приходило во время беременности.

Спустя год мать моего ребенка приехала в Москву, позвонила мне и, несмотря на то, что она была сильна обижена, позвала меня встретится. Мы встретились в баре, посидели, пообщались, но конструктивного диалога не вышло. Потом она позвонила еще раз и сказала, что хочет пообщаться нормально. Мы договорились, что я приеду к сыну на день рождения. Я заработал денег на съемках, купил сыну костюм Adidas Original и кроссовки Adidas Superstar под цвет костюма и поехал к нему. Первая встреча для меня была очень волнующей. Я провел там трое суток и обращался со своим ребенком как с хрупкой вазой.

Сейчас моему сыну три года, я живу в другом городе и работаю для того, чтобы у моего ребенка и у моих родителей была нормальная жизнь. Мне абсолютно насрать на себя, я мудак, мне достаточно денег на бухло и немного еды, но я хорошо понимаю, что мое тело — это инструмент, с помощью которого я могу улучшить жизнь некоторых небезразличных мне людей. Я очень хочу участвовать в жизни моего сына, даже если это случится, когда он будет уже в осознанном возрасте. Парадокс заключается в том, что как бы я ни хотел принимать активное участие в жизни моего ребенка, меня в ней совсем нет…

«Нам практически никто не отказывал. Иногда просто просили время, чтобы подготовиться. Так было, например, когда мы познакомились с продавщицами в «Сыромятниках» — чудом сохранившемся совершенно советском магазине, все сотрудницы которого выглядят так, словно бы они до сих пор находятся в 50-х годах. Мы очень хотели с ними поговорить, а они такие: «Простите, мы не при параде!». Но в итоге они и накрасились, и причесались, и пооткровенничали. Стеснялись ли? Конечно. Многие стесняются — мол, ну что мы вам можем рассказать? А начинаешь беседовать — и столько всего интересного вылезает!»

Зоя, продавец магазина «Сыромятники»

(из блога kurok_moscow)

В 90-х годах, когда была перестройка, было пусто в магазине, на витринах ничего не было. Продукты завозили по талонам, у магазина люди ждали, когда откроется дверь и начнут раздавать еду, ночью даже стояли, жгли костры. У всех талоны, номерки, все ждут своей очереди. Я тогда была еще совсем маленькая, я в этом доме выросла, в школу тут ходила, потом колледж. Хозяин магазина на тот момент был очень классный мужик, добрый. Летом в жару, когда привозили бочку с квасом, мы, совсем малые, бежали во двор, и хозяин выносил нам через заднюю дверь магазина квасного сусла из бочки вне очереди. А еще как-то раз на винзаводе произошла авария, упали четыре цистерны с каким-то алкоголем, и мужики со всего района — кто с бутылками, кто с кастрюлями — побежали собирать то, что осталось. Сейчас все заводы вывезли, мне нравится то, что там сейчас происходит. У меня дочка 16 лет, ходит на «Винзавод» учиться рисовать, иногда я сама хожу на выставки всякие посмотреть.

Надя и Валя, местные жительницы

(из блога kurok_moscow)

Валя: Я на винзаводе 25 лет винообработчицей проработала. Привозили сырье натуральное и на заводе дорабатывали. Цистерны приходили на Бабушкино, потом на винзавод везли машинами. Стояли прям на улице бочки с виноградом давленым, мы их мешали с углем, глиной, бычьей кровью (да, серьезно, бычья кровь!). Потом все это оклеивали, стягивали, фильтровали, если спирта не хватало — добавляли. И только после всех этапов приготовления подавали на розлив. А еще нам привозили двухсотлитровые бочки, в них хранился концентрат «33 травы» которые привозили из Италии, мы эти травы добавляли в вермут. Вот я в «Вермут Экстра» работала, сейчас он этот, как его… «Cinzano». Тогда еще делали клубничное вино, абрикосовое, портвейны разные делали, потом начали производить коньяк, водку. Сейчас уже таких вин нету, порошок размешают — вот тебе и вино. Нас как сокращать начали на заводе, так и начали мудрить. Меня в 2003-м сократили, тогда уже от настоящего вина ничего не осталось. Начальники сами себя в последнюю очередь сократили. А сама я не пью (только по праздникам). Надышалась в цехах, голова болела все время — наверное, с год привыкала.

Надя: А я где только ни работала — по выпуску верхнего трикотажа, на плодоовощной базе работала…

Валя: Вот были заводы: «Манометр», винзавод, «Арма». Люди работали. А сейчас эти сделали, развлекательные центры. Раньше у нас во дворе машин вообще не было, а сейчас вон все заставлено, народ сутками ходит туда-сюда, шум, гам, тарарам… Ужас!

Надя:Ладно парень, а девиц сколько никудышных. Идет, значит, волосы разноцветные, один чулок красный, второй черный. Вот им по 14-15 лет, а они вообще умалишенные. Мы, когда в Москву переехали только, нас называли «лимита», но мы боялись даже фантик выкинуть на улице, одевались хорошо, платья красивые, все аккуратно. А сейчас что? Идут толпой, пьют, орут, все разноцветные — хоть в цирк отдавай. Тьфу.

Иван Вернов, фотограф

(из блога kurok_moscow)

Я фотограф-дальтоник. У меня цветовая аномалия: это не значит, что я не различаю красный и синий, например; это значит, что розовый и малиновый для меня — одно и то же. Водительские права мне не дают, потому что в книжке с цветными картинками из цифр дальше третьей страницы я не вижу. Из-за этого я неспособен в полной мере насладиться рассветом или закатом и предполагаю, что люди с нормальным цветоощущением видят это все немного красочнее. Для меня закат всегда оранжевый.

Я некорректно воспринимаю цвет, поэтому композиционный центр в моих фотографиях почти всегда — глаза. Мне нравятся снимки, на которых человек смотрит тебе прямо в душу. Стараюсь создавать такие портреты. Считаю, что каждый человек красивый. Неважно, кто ты, из каких слоев общества, какой ориентации и субкультуры. Одна девушка сказала, что своими снимками я внушаю ей уверенность, заставляю с легкостью бороться с комплексами, какими бы они ни были. (…) Моя миссия — показывать людям, что они безумно красивые, повышать их самооценку…

«Задумка у нас с Гошей была такая: каждый день в течение года делать по одной истории, то есть всего их должно получиться 365. На сегодняшний день мы опубликовали уже портретов 60. Что будет дальше? Если интерес у публики к тому, что мы делаем, будет высок, — продолжим, конечно. Нам самим это безумно интересно. А еще радует, что наши герои уже начинают общаться между собой. Получается, что мы как бы соединяем людей. Это очень круто!»

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing
Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing
Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing
Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing
Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing
Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing