Рамочный ответ: кого затронут контрсанкции

Госдума приняла законопроект о контрсанкциях во втором чтении. После шквала возмущения со стороны экспертного и бизнес-сообщества в документе осталось всего шесть ограничительных мер из 16. Были исключены пункты о запрете на ввоз иностранных лекарств, сотрудничество в атомной и космической отраслях и вывоз редкоземельных металлов. В итоге документ стал более рамочным, однако даже в таком виде может нанести вред бизнес-климату в стране. Опасения вызывает и другой законопроект, который предусматривает уголовную ответственность за соблюдение санкций.
Госдума 17 мая во втором чтении приняла законопроект «О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия Соединенных Штатов Америки и (или) иных иностранных государств».

Что убрали

Редакция законопроекта после первого чтения вызвала шквал критики.
Больше всего «досталось» пункту об ограничении на ввоз зарубежных лекарственных препаратов и медицинского оборудования.
С одной стороны, доля российских препаратов в общем объеме фармацевтического рынка за последние шесть лет выросла с 24,1% до 30,7%. С другой, больше половины лекарств в России, в том числе жизненно необходимых, — зарубежного производства.
В России сегодня достаточно широко используется американское оборудование: ультразвуковые сканеры, томографы и другое оборудование. Если бы этот пункт прошел, то теоретически можно было бы перейти с американских томографов, например, на корейские. Но тогда все расходные материалы пришлось бы выкинуть, возникли бы сложности с контрактами, пояснил сенатор Антон Беляков «Газете.Ru». Кроме того, весь персонал должен был бы пройти переобучение, чтобы перейти на новую технику.
В пакете изначально предложенных мер — прекращение или приостановление международного сотрудничества РФ, российских юридических лиц с США, а также с организациями, находящимися прямо или косвенно под американской юрисдикцией в атомной отрасли, отрасли авиастроения и ракетно-двигательной отрасли.
Этот пункт имеет ключевое значение для российских авиакомпаний, авиапрома, отечественного производителя титана «ВСМПО-Ависма» и американской корпорации Boieng. По данным таможенной статистики, Россия импортировала в прошлом году на $3,7 млрд самолетов и двигателей из США и поставила в эту страну титана на $200 млн В «ВСМПО-Ависма» сразу заявили, что контрсанкции могут нанести существенный ущерб компании.
Наконец, в первой утвержденной версии предлагалась в качестве ответных мер на «недружественные действия» США опция ввести запрет или ограничение ввоза на территорию РФ американской сельхозпродукции, сырья и продовольствия, алкогольной и табачной продукции.

Что осталось

Но в итоге, получив «обратную связь» о первой редакции, от всей конкретики депутаты решили отказаться, переложив принятие мер на правительство и президента.
По словам председателя Госдумы Вячеслава Володина, важно, чтобы в новой версии законопроекта «у нас не было наименований конкретных предприятий, отраслей, товаров и продуктов». «Эта позиция была практически во всех предложениях», — заявил он.
В результате, согласно принятой во втором чтении редакции документа, в отношении недружественных стран и организаций могут применяться шесть мер воздействия.
Первая мера — это прекращение или приостановление международного сотрудничества РФ, российских юрлиц с недружественными странами и организациями.
Вторая мера — запрет или ограничение на ввоз на территорию РФ продукции и (или) сырья такими странами. Но вот конкретный перечень будет определяться уже правительством.
Третья мера — запрет или ограничение на вывоз из России продукции и (или) сырья недружественными организациями. Список «запрещенки», опять-таки, определят профильные министерства.
Четвертая мера — это запрет или ограничение на выполнение работ и оказание услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, а также нужд юрлиц. И да, перечень снова должно будет подготовить в случае чего правительство.
Пятая мера — запрет или ограничение на участие недружественных организаций и граждан недружественных стран в приватизации государственного или муниципального имущества, а также в выполнении связанных с приватизационными сделками работ.
Наконец, шестая мера — это просто возможность принятия других мер президентом.
Законопроект ушел от конкретики, став рамочным, соглашается депутат Александр Сидякин. При этом не очень понятно, зачем вообще утверждать подобный проект, так как, по словам депутата, «и раньше законодательство позволяло принимать такого рода решения».

«Принятие законопроекта — политический жест, но без реализации он ничего не стоит», — рассуждает руководитель уголовной практики юридической компании BMS Law Firm Тимур Хутов.

Станет ли хуже иностранцам

Учитывая, что в документе сохранились только универсальные формулировки о мерах воздействия, можно предположить следующий эффект для иностранных компаний и отдельных физлиц, которые будут работать на российском рынке.

«Правительство будет рассматривать отдельные случаи партнерства в исключительном порядке по мере возникновения спорных ситуаций. И в случае выявления опасности и нарушения указанных в документе случаев будет принимать соответствующие меры. Т.е. объективно весомых преград для иностранцев нет. Но они могут возникнуть, если будут выявлены подозрения в их совместной деятельности с российским бизнесом или партнерами, говорит аналитик «Алор брокер» Алексей Антонов.

Депутаты постарались, чтобы закон о контрсанкциях был максимально гибким и не нанес вред реальной экономической деятельности, обращает внимание главный инвестиционный стратег ICBF Дмитрий Мурадов.
Запрет участвовать в контрактах по госзакупкам и приватизации госимущества — вообще формальность, считают опрошенные «Газетой.Ru» эксперты.
Во-первых, основная часть тендеров по госзакупкам не проходит на состязательной основе — контракты получают давно работающие с государственными структурами российские фирмы. Во-вторых, для большинства госзакупок уже существуют ограничения, не позволяющие покупать товары и материалы за границей, отмечает Мурадов.

«Если посмотреть российское законодательство, то в нем уже давно прописаны очень серьезные ограничения на участие иностранного капитала в управлении предприятиями, работающими в стратегически важных сферах. Если учесть, что стратегическое значение в России имеет все, от разработки недр до ловли рыбы, то ничего принципиально нового законопроект не вносит», — согласен управляющий партнер Экспертной группы Veta Илья Жарский.

Приватизация госимущества — тема, сузившаяся в последние годы: наиболее «сладкие» куски госсобственности давно приватизированы, констатирует Мурадов. Доли в Роснефти и Алросе уже реализованы, а приобретение реорганизованных в акционерные общества ГУПов и МУПов иностранных инвесторов и так не интересует, говорит Жарский.
Утвержденная программа приватизации на 2017-2019 годы предполагает полную или частичную передачу в частные руки 480 унитарных предприятий, долей в госкомпаниях и контролируемых государством же предприятиях и порядка тысячи лотов недвижимого имущества.
Всего планировалось привлечь 17 млрд рублей — не бог весть какие деньги в масштабах федерального бюджета.
При этом власти дают понять, что с большой приватизацией они точно спешить не намерены. Ранее министр экономического развития России Максим Орешкин сообщил, что правительство в 2018 году будет более аккуратно подходить к приватизационным сделкам.

«У нас больше не стоит жесткой задачи финансировать дыры, которые есть в бюджете, у нас в этом году бюджет будет профицитный. Поэтому сейчас приватизация — это инструмент усиления конкуренции и возможность для стратегического развития тех или иных активов. Поэтому мы гораздо более аккуратно сейчас подходим к сделкам, подбираем партнеров, чтобы объекты, компании стратегически развивались и приносили пользу государству», — сказал Орешкин.

Потенциально компания «Совкомфлот» остается первой в списке на приватизацию.

Что будет с бизнес-климатом

Впрочем, даже утверждение рамочного закона будет только нервировать инвесторов.
Запретительные меры могут отпугнуть инвесторов от России, говорит замдиректора института «Центр развития» НИУ «Высшая школа экономики» Валерий Миронов. И в целом создадут тревожную атмосферу для инвестирования. «Будет некий ореол тревожности», — предупреждает он, призвав привлекать экспертов и взвесить все плюсы и минусы для России, прежде чем принимать конкретные санкционные меры.
Еще более алармистски настроен бизнес-омбудсмен Борис Титов.
Закон о контрсанкциях крайне негативно отразится на бизнес-климате России.

«Европейские бизнесмены уже прямо предупредили о возможности ухода с российского рынка», — говорит он.

Наказание для своих

Напомним, что в первом чтении уже одобрены дополнения в Уголовный кодекс (УК), устанавливающие наказание за новый вид преступления — «действия в целях исполнения» санкций иностранного государства и «действия, способствующие введению» антироссийских санкций.

«Конечно, найдутся те, кто скажет — да и пусть уходят, без них воздух чище. Это, мягко говоря, неразумная позиция. Нам нужны инвестиции, нам нужны новые производства на российской земле, которые дают новые рабочие места россиянам и налоги в бюджет. И, конечно же, нужны современные технологии. Стоит ли добровольно отказываться от этого в угоду политике? Давайте подумаем, пока не поздно», — призывает Титов.

«К сожалению, в российском парламенте уже стало традицией на любое событие реагировать законопроектами о введении новых статей в Уголовный кодекс», — констатирует адвокат и руководитель практики уголовного права и процесса юридической компании «Инфралекс» Артем Каракасиян. По его словам, предложенные изменения содержат расплывчатые формулировки, которые не позволяют установить, какие именно деяния будут считаться уголовно наказуемыми и каким образом при взаимодействии с организациями, попавшими под санкции, отделить обычный отказ от заключения договора по коммерческим причинам от отказа, связанного с санкциями.

«Подобная норма является явно избыточной и в случае введения в действие создаст широкое поле для злоупотреблений со стороны правоохранительных органов в отношении бизнеса, особенно среднего и малого», — категоричен адвокат.

17 мая депутаты отложили рассмотрение во втором чтении законопроект, который предусматривает уголовную ответственность за соблюдение санкций, для дополнительных консультаций. Заседание соответствующего Совета по законотворчеству должно состояться 23 мая.
В свою очередь, третье, окончательное, чтение по законопроекту по контрсанкциям запланировано на 22 мая.
Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing
Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing
Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing
Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing
Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing
Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing