Надо ли Сироткину бежать из Уильямса? Отвечают старожилы Ф-1

Советы российскому гонщику.

Источник: AFP 2018

Позади почти половина сезона в «Формуле-1», и единственный пилот, на счету которого пока нет очков — это россиянин Сергей Сироткин.

Наш пилот дебютировал в чемпионате мира в составе легендарного «Уильямса». Но одна из самых титулованных команд в истории оказалась в глубоком кризисе, и в настоящий момент идет на последнем месте в Кубке конструкторов. Бывших пилотов, работающие в паддоке «Формулы-1», по просьбе «СЭ» оценили ситуацию, в которой оказался Сироткин.

В экспертную панель вошли экс-чемпион GP2 последний чемпион «Ф-1» в составе «Уильямса» Жак Вильнев; Давиде Вальсекки, который комментировал гонки этой же серии, когда в ней выступал Сироткин; Джолион Палмер, с которым Сироткин работал в «Рено»; Карун Чандхок, который сам сотрудничает сейчас с «Уильямсом» и является пилотом подразделения ее исторических машин; а также экс-пилоты чемпионата Джонни Херберт и Кристиан Даннер, комментирующие «Формулу-1» на британском канале Sky Sports F1 и немецком RTL соответственно.

— Как вы оцениваете выступления Сироткина в первой половине сезона?

Давиде Вальсекки, Sky Italia:

— Он в очень сложной ситуации. У команды нет результатов, машина неконкурентоспособна, и у пилотов просто нет возможности себя показать. Когда у тебя есть машина, которая хотя бы проста в управлении, тебе проще произвести впечатление.

Посмотрите на Шарля Леклера, которым все восхищены сейчас. Что было с ним в первых гонках? Он допускал ошибки. Он был медленнее своего напарника Маркуса Эрикссона — тому опыт позволял иметь преимущество за рулем сложной машины. Но как только команда разобралась с ее балансом, Шарль начал проносить результат.

Для молодого пилота намного сложнее дебютировать за рулем такой машины, которая оказалась в распоряжении Сироткина — потому что это в разы усложняет задачу. Сергей был силен в GP2, он выделялся за счет своего гоночного темпа. Но в «Формуле-1» сейчас огромное значение имеет квалификация. Ты просто обязан пробираться во второй сегмент, чтобы рассчитывать затем на борьбу за очки. Но это непросто сделать за рулем такой машины.

Жак Вильнев, Canal+ (Франция):

— Сергей должен быть рад, что он вообще оказался в «Формуле-1». Если посмотреть на его выступления до этого, не существует причин, почему он должен быть здесь. Даже если он выступает за худшую команду, он должен быть доволен. Проблема в том, что у его напарника тоже нет опыта, так что ему не у кого учиться. Если бы рядом был Фелипе Масса или один из пилотов этой категории, он мог бы что-то для себя почерпнуть. Но с Лэнсом? И с его семьей в команде? Со всей этой политической возней… Позитивного мало. Посмотрите на Алонсо в «Макларене». Там сразу видна разница. Будут слушать Сироткина инженеры? Скорее всего, нет. Достаточно ли хороши эти инженеры, чтобы понимать, что ты пытаешься до них донести? Скорее всего, тоже нет. Единственный выход в такой ситуации в том, что ты должен быть сильнее них. Но когда ты только пришел в «Формулу-1», у тебя просто нет с собой багажа знаний.

Кристиан Даннер, RTL (Германия):

— Сироткин достаточно хорош. Жаль, что он попал в «Формулу-1» в тот самый момент, когда «Уильямс» опустился настолько низко. Ну и, конечно, ему очень непросто справляться с этой машиной. Я наблюдал за ее поведением на трассе, и ты моментально замечаешь, насколько более нервно она ведет себя по сравнению с остальными. Но сам он производит хорошее впечатление. Я не знаком с Сергеем лично, мы всего раз пересекались — в тренажерном зале в Баку, и я должен сказать, что над физикой ему еще надо поработать. Были вещи, с которыми я справлялся лучше, а мне уже 60! Это шутка, конечно. В любом случае, главное сейчас — что он быстрее Стролла. Это заметно.

Джолион Палмер, радио BBC (Великобритания):

— Я сказать о Сергее по тем временам, когда мы вместе работали в «Рено». Он показал себя там умным, рассудительным парнем. Эти качества должны ему помочь. Да, оценивать его выступления сложно, но пока, мне кажется, он справляется нормально.

В его положении очень важно постараться провести какую-то исключительную гонку, попытаться зацепиться за очки. Строллу очень повезло в Баку, когда он финишировал восьмым.

У меня была такая же ситуация в «Рено», когда Кевин Магнуссен набрал очки в Сочи, и я затем на протяжении всего сезона уступал ему в чемпионате, а машина была настолько плоха, что ждать шанса пришлось очень долго. Ему нужно постараться использовать свой, когда он представится. Сироткин должен делать то, что сделал в Монако, где был очень хорош по ходу тренировок и квалификации. Если бы тогда он смог финишировать в очках, это бы серьезно сказалось на его репутации. Но тогда ему не повезло из-за истории с колесной гайкой. Это, кстати, показывает, насколько плохи дела у «Уильямса»: проблема не только в машине, но и во всем. В его ситуации надо постараться концентрироваться на каждой отдельной гонке и пытаться искать свой шанс.

Джонни Херберт, Sky Sports F1 (Великобритания):

— Сироткин оказался более конкурентоспособен, чем я себе представлял. Я думаю, немногие ждали от него чего-то впечатляющего после пары сезонов в GP2, где он даже не выиграл чемпионат. Но мне кажется, он отлично держит удар. Он сработался с командой, он грамотно общается с прессой. Порой он позволяет себе покритиковать ее, но это тоже важно. Единственное, что он может делать в сложившейся ситуации — это доминировать в борьбе с напарником. Потому что только это людям запомнится. У Лэнса не самая плохая репутация, и он показывал результаты, чтобы ее заработать. Сейчас это надо сделать Сергею. Чтобы оставить о себе впечатление, нужен некий вау-эффект. Надо выиграть у напарника один раз, потом еще, и еще, и еще.

Карун Чандхок, Channel 4 (Великобритания):

— Сергей пытается не падать духом, он старается действовать настолько усердно, насколько возможно. Насколько я знаю, он постоянно бывает на базе, работает с инженерами в Гроу, но оценивать его выступления… мне кажется, сейчас просто невозможно сказать, хорош он или нет. Я знаю, это не тот ответ, который рассчитывают услышать его болельщики, но это реальность. В такой ситуации легко можно сорваться или, как мы говорим на английском — начать выбрасывать игрушки из коляски. Но он остался спокоен, выдержан.

Сергей — новичок, и ему многому надо учиться, многое еще предстоит понять о мире «Формулы-1». В частности — как справляться со всем, что происходит вне машины.

Вся шумиха вокруг добавляет давления. Для такого молодого пилота, как Сергей — это очень сложно. Это его первый год, он дебютировал в обстоятельствах, которые не пожелаешь никому, но он хорошо со всем справляется. Он противостоит этому давлению настолько хорошо, насколько вообще возможно.

— Сможет ли «Уильямс» прибавить или Сироткину искать другие варианты на следующий год?

Вальсекки:

— Ему надо оставаться в «Уильямсе». Во-первых, получить шанс в другой команде, скорее всего, не получится. На подходе еще несколько сильных пилотов. Джордж Рассел отлично выглядит в «Формуле-2», и «Мерседес» хочет найти ему место. Есть Антонио Джовинацци, который будет стараться пробиться в «Заубер». Не надо забывать про Паскаля Верляйна, который жаждет вернуться. Говорят, Ландо Норрис непременно будет в «Формуле-1» в следующем году. У Сироткина не много вариантов. Возможно лучший — остаться там же и надеяться, что машина станет лучше. Конечно, ему надо опережать Лэнса, и следующие несколько гонок будут ключевыми. Трансферный рынок в «Формуле 1» работает таким образом, что многие решения принимаются в конце лета или начале сентября, во время этапов в Спа и Монце. До этого момента ему нужно выдать несколько хороших выступлений.

Вильнев:

— Команда мертва. Там нет менеджмента. Когда-то у них была возможность сделать правильный выбор. Но они поставили Клэр Уильямс руководить командой, а не Джонатана (сына Фрэнка Уильямса, который сейчас отвечает за подразделение исторических машин. — Прим. ред.). Это была большая ошибка. Когда дела идут таким образом, надо начинать разбираться с вершины пирамиды. Они просто не понимают, что делать дальше. Я просто не вижу, как они смогут выбраться. Может ли он уйти? Кто его возьмет после такого сезона?

Это еще одна проблема: если вы берете двух рента-драйверов, даже с пятнадцатью или двадцатью миллионами, вы теряете больше, потому что ваша доля призовых становится меньше.

Так что те деньги, которые вы заработали, не покроют ваши потери. Так что команды будут осторожны.

Даннер:

— Главное сейчас — оставаться спокойным. А в следующем году снова постараться доказать, на что он способен. Все, что он узнал пока — это важнейшая информация, и когда в следующем году машина станет чуть лучше — ее можно использовать. Может ли команда прибавить? Конечно. Потому что сейчас все настолько плохо, что хуже уже точно не будет. В этом году ничего не изменится, но в будущем — я уверен, станет лучше.

Палмер:

— Сильно прибавить «Уильямсу» будет сложно. У них не так много денег, плюс нет нормальной базы, от которой можно было бы отталкиваться. Очень сложно добиться существенного прогресса, хотя всем было бы приятно видеть еще двух парней, которые боролись бы в общей группе. Я думаю, можно попытаться посмотреть по сторонам.

Но проблема в том, что в «Формуле-1» всего 20 мест, и Сергей сам лучше других понимает, насколько сложно получить одно из них.

Мне кажется, надо сконцентрироваться на том, чтобы забронировать за собой место в «Уильямсе», а если появится другая возможность — уйти. Но для того, чтобы она появилась, опять же, ему сначала надо что-то показать в составе этой команды.

Херберт:

— Команде будет сложно прибавить. Они опустились до той точки, что их машине просто не нравится асфальт. Она сама выбрасывает себя с трассы — и это плохо. История, которая произошла в «Сильверстоуне» с новым задним крылом — это не лучший знак. Когда ты привозишь обновления, а они не просто не делают машину быстрее, а напротив осложняют положение — это верный признак того, что команда потеряна. Перемены уже просто необходимы. Что делать теперь? Надо искать нового спасителя. Это будет связано с дополнительным риском. Что в такой ситуации делать Сергею и его спонсорам? Мне кажется, они должны дать ему чуть больше времени. Один год, особенно в таких обстоятельствах — это не совсем честно. Потому что с этой машиной он просто не может показать, на что способен. Мне нравится Сергей, с ним всегда приятно поговорить. Но есть ли у него другие варианты? Наверное, нет. Особенно после такого сезона. Но ему надо задержаться, посмотреть, сработают ли перемены. Понятно, что он хочет пилотировать машину получше, что он хочет бороться за очки или подиумы. Но сейчас в других командах мест для него нет. Уходить из «Уильямса» — это значит уходить совсем, в гонки на выносливость или куда-то еще. Но тогда это конец. Ты не можешь сделать перерыв после своего первого сезона в «Формуле-1». О тебе тут же забудут.

Чандхок:

— Конечно, нужно изучать варианты. Я думаю, это обязанность любого пилота. В этом году очень интересный период на рынке. Уже середина июля, а в каждой команде есть по крайней мере одно свободное место. В итоге мы можем увидеть не так и много перестановок.

Может быть, Сергей и правда останется в «Уильямсе», но часть его работы состоит в том, чтобы знать, какие возможности есть в принципе.

ОЛЕГ КАРПОВ

Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing
Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing
Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing
Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing
Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing
Lorem ipsum dolor sit amet, consectetur adipisicing